Regrance
Иногда нужно просто делать так, как надо. Как правильно. Делать, не задавая лишних вопросов и не давая себе шанса ослушаться эту святую заповедь, этот закон. Больно - но перетерпеть, подождать ,как ждешь ,чтобы срослись сломанные кости и зажила рана... Необходимо твердо знать, что остается перетерпеть, и обязательно станет лучше, как бы ни было сейчас, перетерпеть и не сорваться. Как от наркотической зависимости, да только от зависимости к человеку - от наркотиков хотя бы лечат... От людей же нет.
Вот и я сейчас нахожусь в той ситуации, когда я понимаю - если я не остановлюсь и сделаю хоть шаг навстречу, это будет шаг в будущий кошмар. Я о Ване. Я помню Рому, и это все до боли сходится по сути. А ведь было так больно, что хуже уже некуда - это за гранью сознания, за пределами допустимых децибел. Когда кажется, что даже морфий не поможет, и ты просто не здесь и не сейчас, тебя нет, только больно и больно без конца и края...
Он глубоко влез в мое существо, ведь даже танцуя под музыку дискотеки, я двигаюсь подобно, вспоминая его тренированное стройное тело и невероятную пластику, танцует он потрясающе! Я невольно виже его и стараюсь быть частью его... Его рядом нет. Его просто н е т.
Мы ведь помирились на Хэллоуин - он подошел ,сам, забив на гордость и обиды. Я взяла и высказала ему все свои чувства и мысли на тот момент, хотела убежать - но он остановил меня за руку, мы танцевали и были счастливы, а потом пошли гулять, говорили и говорили, сели - и он поцеловал меня, целовал и продолжал это все, а у меня голова кружилась от осознания того, что сейчас произойдет то, о чем я вспоминала, дрожа от желания, когда по ночам удовлетворяла себя сама, вспоминала яростные жесткие движения и шумные вздохи, с плотно сжатыми губами, из которых редко-редко вырывался тихий полустон, от которого возможно было кончить враз... О Господи, это было прекрасно.
Мы схватились за руки и поняли, как оба хотим. Я показала ему уединенное место, в котором мы делали это как звери, жестко, сдирая коленки и оставляя синяки. А назад шли, держась за руки, я - в его куртке, зябко ежась от холода, но будучи абсолютно счастливой.
Но вердикт в итоге оказался "мы друзья". Хорошо. Друзья. Которые не будут больше видеться и общаться. И никаких смс. Никаких слабостей, ведь нельзя дружить с человеком, которого хочешь и сходишь с ума.
Я буду с Виталиком, ему 20 лет и у него айфон. В нем 198 роста и спокойный характер. Он надежный. Он не предаст и не бросит. А если таки предаст, мне будет все равно - мне просто с ним весело и уютно, но я не дрожу в предвкушении и не кусаю губы, думая о том ,что рано или поздно мы сделаем это... Это будет, как пообедать - просто и со вкусом.
От блюда шеф-повара мне придется отказаться навечно - для меня оно ядовито, я кодирована, один глоток - и я умру, меня больше не вытянешь из этого болота.
Я буду вместе с надежным парнем, который защитит меня и будет ценить. Я буду гулять с подругами и спать у себя дома. Я буду все также смотреть футбол и болеть за Манчестер Юнайтед. Я буду варить суп Петру, мы будем жарить курицу и Аня будет резать огурцы, вспоминая, какую же серию Интернов мы еще не смотрели... Я буду читать книги перед сном, и мир будет прекрасен для меня - без Ваньки, - он будет чист и спокоен, так будет лучше для всех. ТАК НАДО.